Москва, 30 лет спустя