В прокате заслуженно номинированный на премию "Оскар" фильм братьев
Коэнов "Старикам тут не место" - великолепная картина, где убивают
чаще, чем говорят и любой взгляд имеет смысл. В главных ролях: Хавьер
Бардем, Томми Ли Джонс, Джош Бролин и Вуди Харрельсон. Главная радость
в фильме смотреть на Бардема, разгуливающего с кислородным баллоном в
руках. 

Закованного в наручники человека,
похожего на Хавьера Бардема (если бы не диковатое маньячное каре)
сажают в полицейскую машину. Туда же отправляется непонятный прибор,
напоминающий кислородный баллон. Через некоторое время коп мертв, а
человек с баллоном вышибает мозги проезжавшему мимо старичку и
укатывает вдаль на машине бедняги. Ллевеллин (Джош Бролин) в попытке
найти раненого оленя натыкается на несколько автомобилей, наркотики,
кучу трупов, оружие и два млн. долларов. Оставив трупы разлагаться на
солнце, Ллевеллин, не интеллектуал, но по-мужицки хваткий парень,
берет те самые млн. и делает ноги, предусмотрительно отправив жену к
маме. Шериф Эд Том Белл (Томми Ли Джонс) пытается найти загадочного
маньяка, Ллевеллина и вообще размотать клубок преступлений,
неосмотрительно замотавшийся вокруг вверенной ему территории.
Мексиканцы и хозяева двух миллионов долларов тоже не дремлют. А
количество трупов растет в геометрической прогрессии. И вот уже еще
один герой (Вуди Харрельсон) выходит на охоту.

Братья Итан и
Джоэл Коэны, взявшись за экранизацию романа Кормака МакКарти "Старикам
тут не место" и по разным сообщениям решившие сделать фильм о том,
насколько нам стало привычно насилие, создали шедевр. Обманчиво простой
фильм, где стеб сменяется ошеломительной перестрелкой, а вслед за этим
зрителям выдается мысль философской глубины, какой позавидовали бы Юнг,
Ницше или Фрейд, будь они живы. Все вместе это дает потрясающий
результат: фильм не провисает ни на секунду, и наблюдать за каждым из
героев одно удовольствие. Будь то Антон - неуемный убийца с поехавшей
крышей, играющий в монетку на чужие жизни и вышибающий мозги всем
подряд. Шериф, быстро соображающий (хотя по нему и не скажешь) и упорно
пытающийся не встретиться с полицейскими из наркоконтроля: "А что там
снова трупы? Нет? Тогда не пойду". Харрельсон, считающий "украденные"
этажи, или Ллевеллин, с дурного ума решивший напоить страждущего
водичкой.

Диалоги впечатляют - никто никого не перебивает, и
никто никуда не спешит, даже во время перестрелки всем дают
выговориться, пока камера неторопливо скользит по склонам и пустым
улицам.  Как в старом добром кино. При этом картину даже на секунду
нельзя обвинить в отсутствии динамики. Это неторопливое скольжение
только усугубляет мучения зрителя, подергивающего конечностями от
нарастающего возбуждения - что же там за поворотом? И все же - без
Бардема фильм не был бы таким потрясающим. Самое интересное, что у него
даже выражение лица не меняется: он бесстрастен и холоден, он почти не
разговаривает - но как же хорош! Ему нельзя не верить, его убийца - это
ангел смерти, безучастный к чужим страданиям и за его передвижениями
настолько интересно наблюдать, что в какой-то момент ловишь себя на
мысли, что начинаешь сочувствовать этому маньяку.

Нельзя не
признать - в кои-то веки на "Оскар" номинирована одна из лучших картин
года.  Теперь главное, удостовериться, что Академия не выжила из ума,
как это случилось с "иностранными критиками", отдавшими награду
меланхолично одуряющему "Искуплению". И тогда справедливость под видом
статуэтки для "Стариков" восторжествует.

 

 

Страна.Ru