Джеймс Кэмерон за свою карьеру (которая пока и не думает заканчиваться) снял как минимум три самых больших фильма в истории кино. И «Терминатор 2: Судный день» — один из них, первая в истории Голливуда картина, бюджет которой превысил $100 миллионов.

Джеймс Кэмерон и Арнольд Шварценеггер

Джеймс Кэмерон и ​Арнольд Шварценеггер

Над фильмом работало несколько групп специалистов по спецэффектам, потому что производство было таким большим, что одна компания бы не справилась.

Видами руин будущего занимались Джин Уоррен-мл. и его сыновья из студии Fantasy II, а также Джо Вискосил, известный модельмейкер-пиротехник. Над видами ядерного взрыва в Лос-Анджелесе трудились братья Скотаки и их студия 4-Ward Production. Стэн Уинстон и его студия взяла на себя всю аниматронику, эндоскелеты-марионетки и грим. Цифровыми эффектами заведовали маги из Industrial Light and Magic во главе с революционером Деннисом Миреном.

 

Декорации будущего

В небольшом павильоне студии Fantasy II шириной 15 метров и глубиной метров 5 на сцене высотой 50 см построили модель разрушенного после ядерного апокалипсиса мира. Поскольку павильон не позволял создать модель нужного размера, кинематографисты использовали принцип усиленной перспективы, когда модели на заднем плане делают гораздо меньше, чем обычно, и тогда расстояния визуально увеличиваются, превращая пять метров павильона в 100 метров на экране. Для воссоздания атмосферы (она тоже передает расстояние) павильон задымляли, таким образом уплотняя воздух, заставляя его казаться пыльным и насыщенным. На задней стене висела 15-метровая циклорама — живописный задник с небом и горизонтом.

Миниатюрный эндоскелет на фоне экрана для рир-проекции. На съемках фильма «Терминатор 2: Судный день»

Миниатюрный эндоскелет на фоне экрана для рир-проекции. На съемках фильма «Терминатор 2: Судный день»

Сцены войны в будущем пришлось сделать в нескольких масштабах: полноразмерные декорации для съемок актеров массовки, декорации в масштабе 1:6, которые применяли для съемок миниатюрной войны с танками и воздушным транспортом, и частичные декорации в масштабе 1:3 — для съемки динамической покадровой анимации (go-motion animation) миниатюрного эндоскелета ростом примерно 60 см. Это был именно тот эндоскелет, который мы видели в самом конце «Терминатора». Его достали из коробки, починили, восстановили потерянные части и установили на специальное устройство, двигающее куклу во время съемки каждого кадра. Анимация го-моушн отличается от покадровой тем, что модель смещают немного во время съемки каждого кадра, обеспечивая размытие в движении. Так вид каждого кадра становится реалистичнее. Здесь ее применили потому, что эти кадры планировалось использовать как рир-проекцию (фоновую проекцию на полупрозрачный экран) для съемки полноразмерных эндоскелетов. Именно поэтому нельзя было, чтобы задний и передний планы сильно отличались по качеству движения.

 

Для этих сцен создали семь авиационных танков в разном масштабе: два основных с действующими хвостовыми огнями и пять — в качестве простых имитаций для разрушения. Аппараты на заднем плане «летали» на параллельных тросах, а для более сложной линии полета крупного аппарата на переднем плане использовали операторский кран. Два больших гусеничных танка построили из эпоксидной смолы и оргстекла с вакуумным напылением тонкого слоя металлической пыли. У них двигались башня, пушки, «голова» и поисковые прожектора. Главный из двух танков имел четыре мотора — по одному на каждую гусеницу, что придавало ему маневренности. Законченная модель достигала высоты 120 см и весила 113 кг. Однако у второго танка моторов не было совсем, его просто тянули за трос.Джо Вискосил минирует один из авиатанков

Джо Вискосил минирует один из авиатанков

Всю пиротехнику тоже реализовывали на миниатюрном пейзаже во время съемки. Этим занимался известный пиротехник Джо Вискосил, который взрывал «Звезду смерти» в «Звездных войнах», миниатюрный Белый дом в «Дне независимости», бензовоз в финале «Терминатора» и множество других объектов. Он использовал миниатюрные пороховые заряды с магнием и нафталином, подсвеченные снизу маленькими желтыми лампочками для визуального продления эффекта взрыва. На заднем плане вообще обходились только лампочками. Съемку взрывов вели со скоростью 96 кадров в секунду. Как уже упоминалось, часть отснятого материала использовали для проекции фона на экран позади актеров массовки, игравших бойцов сопротивления.

Что касается выстрелов лазерных пушек, то их создали с помощью анимации и вставили в кадр с помощью оптической печати.

 

Рукотворные дублеры

Тем временем в студии Стэна Уинстона работали над созданием аниматронных кукол для всех сцен, в которых они появляются. Для этого со всех актеров сняли копии голов и тел, а Роберта Патрика сосканировали в компьютер с помощью лазерного сканера. Для Арнольда Шварценеггера делали несколько кукол. Одну — для сцены, в которой в него стреляет взвод полицейских в помещении корпорации Cyberdyne. Еще одна аниматронная голова терминатора понадобилась для нескольких сцен в финале фильма.

Аниматронную куклу Линды Хэмилтон использовали в сцене ядерного апокалипсиса — их было три для демонстрации разной степени разрушенности. Одна — точная копия кричащей Сары Коннор: она могла двигать руками, головой и телом и даже менять мимику. Финальная стадия — это усиленный скелет и бумажное тело, заполненное белыми и серыми салфетками, пропущенными через шредер. Перед фигурой поставили воздушные пушки, которые и сдували весь этот «пепел», обнажая скелет.

Аниматронная кукла Роберта Патрика применялась в сцене, когда Сара Коннор делает дыру в голове Т-1000. Это была радиоуправляемая кукла, а, чтобы «обеспечить» ее настоящей рукой, Роберт Патрик спрятался за марионеткой.

Еще одну куклу использовали в сцене в госпитале, когда Т-1000 имитирует охранника, убивая его пальцем. Кстати, здесь играли актеры-близнецы.

Чтобы отлить такую накладку из уже готовых форм, специалистам студии Стэна Уинстона требовался день работы

Чтобы отлить такую накладку из уже готовых форм, специалистам студии Стэна Уинстона требовался день работы

Студия Стэна Уинстона также заведовала пластическим гримом Арнольда Шварценеггера. Изначально было разработано семь стадий разрушения, но из соображений экономии бюджета их сократили до трех. Каждый день Арнольд просиживал по пять часов в кресле гримера до работы и полтора часа после — снимать эти накладки тоже приходилось долго. Всего за полгода съемок он провел там 35 дней.

Взаимодействие с жидким металлом

Кадр из фильма «Терминатор 2: Судный день»Кадр из фильма «Терминатор 2: Судный день»Специалисты студии обеспечили фильм и металлическими пулевыми отверстиями для Т-1000. После исследования и разработок, во время которых художники стреляли по грязевой жиже, была разработана форма углублений. «Воронки» надо было создавать с помощью вакуумного напыления алюминиевой пыли на мягкий объект. Здесь нужно было добиться, чтобы напыление не трескалось и не отлетало от объекта, когда его сминали, потому что «дырки от пуль» пришлось прятать внутри костюма Т-1000. Ведь дырки должны появляться на костюме персонажа прямо в кадре. Это было довольно сложное устройство, располагавшееся на плотной пластине, которую актер надевал на грудь. Отверстие скрывалось за пятью пружинами, стягивавшимися к его центру. Эти пять мягких «крышек» до поры до времени скрывали нашивку из пенорезины. По нажатию кнопки механизм отпускал пружины, и они сворачивались, пряча «крышки» внутри костюма.

Сегодня «металлические» следы от пуль можно купить за пару долларов на e-bay и нашить на свою одежду для Хэллоуина

Здесь кинематогафисты столкнулись еще с одной сложностью: полицейская форма Т-1000 должна была выглядеть ровной, без пузырей и складок, как до открытия механизма, так и после. Таких полицейских рубашек создали несколько, чтобы пока снимается один дубль, вторая рубашка проходила процесс стягивания механизмов. Но в итоге всегда приходилось ждать, пока ассистенты закончат «заряжать» механизмы. Кадры же с затягивающимися отверстиями были модифицированы с помощью компьютерной графики. Чтобы сократить количество кадров, нуждающихся в такой модификации, Джеймс Кэмерон предложил сделать так, чтобы T-1000 не начинал затягивать отверстия сразу по мере их получения, а накапливал повреждения, дожидался «тихого» момента и потом затягивал их все одновременно. Хотя если бы подобный киборг существовал, он бы, конечно, «лечился» по мере получения пуль от противника. Но это дополнительно бы раздуло и без того увеличившийся бюджет фильма.

Декорации разрушения

Видами ядерного апокалипсиса занималась студия 4-Ward Production. Роберт и Деннис Скотак изучили все доступные им кадры документальных съемок ядерного взрыва и восстановили их очень реалистично. Им тоже потребовалось время для изучения материалов, из которых можно было бы построить макеты зданий для разрушения. Они создали упрощенную копию одного перекрестка Лос-Анджелеса, отдельно несколько зданий и еще кусок парка. Все эти макеты были выполнены в разных масштабах.

Макеты для съемок фильма «Терминатор 2: Судный день»Макеты для съемок фильма «Терминатор 2: Судный день»

 

Большой индустриальный пейзаж с дорогами, пальмами и потоком машин создали для демонстрации удара воздушной волны ядерного взрыва. Крошечные автомобили двигались по шоссе с помощью крюков, просунутых через тонкую прорезь в дороге. Крыша автобуса была сделана из свинцовой фольги, а окна — из стеклышек, прикрывавших линзы микроскопов — они были хрупкими. Стойки крыши были подрезаны, чтобы сломаться. Пальмы сделали из бальсы (мягкое дерево), часть разрушений обеспечивали тонкие тросы. Например, пальмовые деревья имели слишком малую площадь воздействия, чтобы сломаться просто от удара воздуха.

Сцену снимали тремя камерами в несколько дублей. На восстановление всей миниатюры уходило до двух с половиной дней. Кстати, когда модель уже была построена и готова к съемке, в студию зашел Джеймс Кэмерон и огорошил братьев тем, что ядерный взрыв должен прокатываться с противоположной стороны экрана. Чтобы не перестраивать уже готовую миниатюру, Скотаки пересадили водителей в транспорте, зеркально поменяли направление движения, напечатали в зеркальном отражении все дорожные знаки, а потом сняли сцену с помощью зеркала.

Макеты для съемок фильма «Терминатор 2: Судный день»Макеты для съемок фильма «Терминатор 2: Судный день»

 

Более крупные элементы сцены создали в масштабе 1:12 — здания состояли из мягкого металлического каркаса, к которому также цеплялись тросы, крепившиеся к мешкам с песком. Во время съемки мешки сбрасывали вниз, и они утягивали металлический каркас назад, ломая макет. Братьям Скотакам пришлось проявить изобретательность в использовании необычных материалов. Для создания реалистичных обломков зданий они взяли хрупкие крекеры и кукурузные хлопья — крекеры убедительно ломались, а хлопья обеспечивали сцену мелкими обломками. Кстати, масштаб 1:12 был выбран потому, что это облегчало наполнение зданий миниатюрной мебелью — ее позаимствовали из кукольных домиков, предварительно разрезав на части.

Одной из самых сложных сцен, однако, стал общий план прокатывающегося по городу взрыва. Скотаки наняли вертолет, чтобы найти нужный им вид Лос-Анджелеса. После этого отснятый кадр (а в этой сцене камера статична) распечатали на огромной пленке длиной 180 см. Потом была создана идентичная по размеру картина, показывающая тот же пейзаж после ядерного взрыва. Теперь нужно было превратить первый пейзаж во второй. Часть зданий на переднем плане были моделями, также разрушенными с помощью воздушных пушек. Но разрушение зданий на заднем плане реализовали с помощью компьютерной симуляции, созданной в студии Electric Image.

Мэттпейнт, сделанный Риком Килроем и Риком Ричи был финальным видом сфотографированного квартала города после ядерного удара

Мэттпейнт, сделанный Риком Килроем и Риком Ричи был финальным видом сфотографированного квартала города после ядерного удара

Сама сборка сцены была крайне сложной: здесь использовали три проектора и специальное полупрозрачное зеркало, позволяющее проецировать изображение поверх себя, спереди и сзади. Фактически Скотакам пришлось построить большую версию оптического принтера, чтобы соединить несколько компьютерных элементов, две картины и отснятые модели для переднего плана, и все это — в процессе замены одного другим. Этот шот собирали покадрово, проецируя на полупрозрачное зеркало каждый кадр по частям.

Цифровые эффекты

Но главным прорывом «Терминатора 2» была, конечно, компьютерная графика. Интересно, что сам сюжет фильма изначально придумывали с оглядкой на технологии. Идею жидкого терминатора Джеймс Кэмерон позаимствовал из своего предыдущего фильма, «Бездна». Там есть момент, когда из воды возникает прозрачный персонаж, воспроизводящий лица стоящих перед ним героев. Но в «Бездне» он был только в одной сцене, которую можно было вырезать, если персонаж не получится. Здесь же просто вырезать T-1000 было нельзя — на его жидких свойствах держался весь сюжет ленты. Прежде чем начать писать сценарий, Кэмерон спросил магов из ILM, смогут ли они реализовать такую идею. Неутомимый Денни Мирен и его команда ответили, что смогут. Но для Кэмерона это был очень смелый шаг — довериться только зарождающимся технологиям.«Мне часто говорят: „Какой классный фильм „Парк Юрского периода“, это же была революция цифры!“, — говорит Деннис Мирен, — На это я всегда отвечаю: Нет, революция цифры была на „Терминаторе 2“».

Кадр из фильма «Терминатор 2: Судный день»Кадр из фильма «Терминатор 2: Судный день»

Сам Деннис Мирен только что вернулся после годового отпуска, который он потратил на изучение компьютерных технологий. Он был готов решать подобные задачи.

Первопроходцы из ILM специально для фильма создали несколько компьютерных программ, включающих, например 3D-версию морфинга для перетекания одной формы в другую. Морфинг, который впервые использовали для фильма «Уиллоу», был создан для плоских объектов.

На этапе подготовки к съемкам команда студии плотно поработала с Робертом Патриком, заставляя его, одетого в одни плавки и разрисованного в клеточку, ходить и бегать. Эти кадры снимали двумя синхронизированными камерами, чтобы понять, как двигаются его мышцы и скелет. После чего создавали черновую анимацию всех сцен с участием хромированного объекта. У него было четыре стадии: в виде металлической капли, в виде грубых антропоморфных форм, в виде чернового хромированного человека и подробная версия, полностью повторявшая Роберта Патрика, но хромированная.

Моделлинг этих стадий занял несколько недель. Благодаря шейдингу объект заставляли отражать свет и окружающую среду. Здесь художники ILM также впервые столкнулись с тем, что для реалистичного вписывания объекта в окружающую среду, все вещи, включая те, что еще не существовали в кадре, должны взаимодействовать между собой. Объекты должны отбрасывать тень на компьютерного человечка, он должен отбрасывать тень на объекты в кадре, отражать окружающую среду и отражаться в ней, если она имеет такие свойства. Нужно было не только вписать металлического T-1000 в отстроенную на компьютере среду, но и заставить его отражаться в воде на дне канала. В сцене, когда мы впервые видим хромированную версию T-1000 — после взрыва тягача в канале — компьютерная модель никак не хотела идти по бетонной поверхности, потому что дно канала не было идеально ровным, как цифровой пол его компьютерной версии.

После создания компьютерной модели и ее чистового рендера — для чего использовали программу Renderman — полученный объект внедряли в кадр. Для этого на «Терминаторе 2» впервые применили цифровой композитинг. Стало понятно, что за этим будущее. Объект «вклеивался» в отснятый материал чисто, без линий склейки, поверх него приходилось добавлять пленочное зерно, чтобы он не выделялся по качеству изображения. После чего все полученные кадры печатали обратно на кинопленку.

Здесь же впервые был произведен процесс цифрового удаления тросов. Не секрет, что это сделали для сцены, в которой едущий на мотоцикле терминатор спрыгивает со стены канала на его дно. Постановщик трюков просчитал, что такой прыжок был бы опасен даже для каскадера, поэтому для спуска мотоцикла вниз создали специальный риг с тросами, плавно опускавший транспортное средство и его седока на дно канала. Было довольно сложно убедить оператора-постановщика не прятать тросы, а наоборот — покрасить их, например, в оранжевый цвет, чтобы компьютер мог выделить «инородное тело» и убрать его из кадра. Для этого в компании Pacific Data Images написали специальную программу, которая после того, как оператор выделял нужный объект, умела анализировать изображение с обеих сторон выделенного поля и экстраполировать его внутрь выделенного. Кадры, где тросы оказывались на фоне неба, практически не потребовали вмешательства оператора, но другие ракурсы этой сцены, в которых тросы проходили на фоне деревьев, требовали ручной работы. Кроме того, камера в этих кадрах меняла ракурс, что усложнило задачу: изображение нельзя было просто взять из предыдущего кадра. Кроме того, в некоторых кадрах трос пересекал лицо Терминатора. И это потребовало отдельной работы по восстановлению изображения. Но здесь можно было воспользоваться другим отснятым материалом.

Всего в фильме 300 сцен с эффектами общей продолжительностью 16 минут. Из них почти 150 сцен на 5 минут экранного времени включают компьютерную графику, 47 из которых — революционные эффекты студии ILM. Сцены с компьютерной графикой стоили $5 миллионов и потребовали работы 35 человек на протяжении десяти месяцев. Большинство кадров, о которых люди думают, что они сделаны с помощью компьютера, на самом деле использовали реальные спецэффекты студии Стэна Уинстона. Например, разорванный в клочья T-1000 в финальной битве — в расплавленный металл падала не компьютерная модель, а реальная марионетка Стэна Уинстона. Тоже самое с кадрами развороченной от выстрела головы жидкого робота, когда герой Арнольда Щварценеггера стреляет в него в лифте. Сцена с замороженным и потом разбитым на осколки T-1000, а также кадры с жидкими каплями, собирающимися в единую большую массу — тоже сделана без применения компьютера. Сегодня все эти кадры бы были сделаны с применением CGI. Но тогда это было невозможно.