Все эти мгновения исчезнут во времени, как слезы средь капель дождя.
«Бегущий по лезвию бритвы»

По признаниями Нолана, он с детства умел, проснувшись, досматривать сон, и не только пассивно досматривать – ему казалось, что он может влиять на события.

«Можно было оглядеться, набрать пригоршню песка на пляже, - вспоминает он. - Я никогда не сталкивался с преградами во сне. Пока ты в том состоянии полудремы, мозг полностью воссоздает реальность, поэтому я начал думать об управлении событиями сна, идеях манипуляции сознанием. И у тех людей, которые этим занимаются, был бы такой опыт и навыки. Это - главный концепт, с которого начался сценарий. Куда подобные идеи могут завести? И единственная фантастическая идея в фильме - наличие технологии, которые позволяют тебе вломиться в чужие сны, и навести там полный бардак, или даже войти в чужой сон, в котором уже кто-то находится».

И к этому концепту прилагается весьма лихой шпионский сюжет. Дом Кобб (Леонардо ДиКаприо), талантливый промышленный шпион, похищающий идеи из чужих снов, получает суперсложный заказ – «вживить» одну идею в сознание очень важной персоны. За выполнение этого задания новый клиент обеспечит ему прощение властей на родине, чтобы Кобб мог вернуться к детям. Но вот загвоздка – чтобы вживить идею и она прижилась, а не была отвергнута чужим сознанием, разместить ее надо очень глубоко и так, чтобы объект поверил в нее как в свою собственную. Здесь, во-первых, одного погружения в сон недостаточно, а во-вторых, необходимо участие тех образов, которые небезразличны объекту.

Есть еще одна проблема – сам Кобб, вернее – его подсознание. Воскрешая в своих снах образ погибшей жены, он подвергает опасности всю команду и саму операцию.

Дому нужно собрать новую команду: «архитектора» (Эллен Пейдж), которая будет строить новую реальность,  «имитатора» (Том Харди), который будет имитировать важных персон для объекта, планировщик, занимающийся деталями (Джозеф Гордон-Левитт) и химик, разрабатывающий новое снотворное (Дайлип Рао). К ним присоединяется и клиент, бизнесмен Сайто – просто проследить, что все сделано, как положено.

Дальше события «Начала» развиваются стремительно и фантастически. Пересказывать их невозможно. Чтобы закончить начатое дело, Дому приходится сражаться не только с фагами – «разумохранителями» в подсознании объекта, но и разбираться с глюками собственного разума. Концовка заставит вас поломать копья в беседах с теми, кто понял этот фильм иначе, чем вы.

Но теперь - не о сюжете. В этом фильме все прекрасно:  и лица, и душа, и тело.

Лица. Актеры подобраны идеально, каждый на своем месте и каждый выкладывается по полной.

Душа. Внутри шпионского триллера у нас история любви. Ну, куда же без нее-то?

Тело. А вот о внешности мы поговорим немного подольше.  За кадром над визуалом трудились не последние люди: производственный дизайнер Гай Дайас («Люди Х2», «Братья Гримм», «Агора»), Крис Корбоулд («Битва титанов», «Мумия», «Квант милосердия», «Чужой 3», «И целого мира мало», «Уилллоу» и др.), с которым Нолан уже работал на «Темном рыцаре» и «Бэтмен: Начало», создатель механических эффектов на площадке. На фильме работала целая команда художников-постановщиков (целых девять! Больше я пока ни на одном фильме не видела!), а также концепт-художники: Роберт МакКинон («Терминатор: Да придет спаситель», «Крепкий орешек 4.0», «Знамение», «Трансформеры 3», «Я легенда», «Соломон Кейн»), Натаниэль Уэст («Цирк вампиров», «Железный человек 2») и Алан Пейн («Центурион», «Обитель зла», «Код ДаВинчи», «Принц Персии»). В общем, команда отлично потрудилась: все эти эшеровские конструкции радуют глаз неимоверно.

Касательно визуальных эффектов «Начала». Очень многое Нолан делает на площадке. Недаром уже в третий фильм берет Корбоулда. Например, в сцене в Париже, когда вокруг Ариадны и Дома все разлетается, использовали воздушные пушки, потому что взрывчатые вещества использовать было запрещено. Так что, эти взрывы были частично сделаны на площадке и сняты с разной скоростью разными камерами. Все траектории были рассчитаны так точно, что на столике перед актерами бумажная чашка даже не шелохнулась. Несмотря на творящийся вокруг хаос.

Для фильма было сделано два вращающихся помещения. Один – это тридцатиметровый коридор, который мог вращаться на 360 градусов. Второй – это комната ночного клуба.

Коридор был построен в Кардингтоне (Англия), где Нолан снимал своих Бэтменов и представлял собой сложное беличье колесо, в котором Джозеф Гордон-Левитт провел не одну неделю, тренируясь и репетируя сцены боя. «Это было практически орудие пытки, - смеется Нолан. – Мы измывались над Джозефом неделями. Но в итоге мы видим на экране кое-что такое, чего раньше в кино не показывали. Ритм действия совершенно уникальный, даже, если знаешь, как оно сделано, все равно эти кадры производят впечатление. Мы хотели показать необычные события, происходящие в обычном пространстве. Это было нашей целью».

Пришлось Джозефу и повисеть на тросах.  Более того, в сценах с невесомостью даже одежду привязывали на леску. Ведь в невесомости одежда не висит вниз, а плывет в воздухе, как в воде.

Визуальные эффекты для фильма делала компания Double Negative («2012», «Железный человек 2», «Принц Персии», «Ученик чародея»,  «Пипец», «Человек-волк» и др.). И сделано все очень качественно – ничего лишнего.

Вместо выводов и оценки скажу только одно: сразу после окончания сеанса фильм «Начало» хочется пересмотреть еще раз. Вернее… пересмотреть-то хочется сразу, но ты понимаешь, что увиденное сначала надо немного переварить и обдумать. Но потом обязательно пересмотреть. И, возможно, не один раз.