Несколько дней назад мы побывали в гостях у одной из своих любимых радиостанций – “Наше радио”. Так получилось, что слушали мы его практически с самого открытия (декабрь 1998 года) и за исключением некоторых перерывов (когда было вообще не до музыки), частота 101.7 до сегодняшнего дня, забита под цифрой 1 в списке любимых радиостанций в машине.

И хотя в здание, где сейчас располагается Мультимедиа Холдинг (в него входят Наше радио, Best FM, Rock FM, RU.FM, Ultra и Национальная служба новостей), ребята переехали относительно недавно, все равно, чувствовалась какая-то непередаваемая атмосфера, которая там царит. Все-таки, как ни крути, но глупо отрицать что «Наше радио» оказало громаднейшее влияние на развитие рок-музыки в нашей стране. Для кого такие имена как Шевчук, Шнуров, Шахрин, Сукачев и др. – не пустой звук, понимают о чем речь.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Жизнь «Нашего радио» началась в 1998 году с песни «В наших глазах» группы «Кино». Ну а далее уже со всеми нам известными остановками: Алиса, Аквариум, Чайф, Неприкасаемые и многие многие другие.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Именно “Наше радио” у большинства из нас сформировало представление о российской рок-музыке. И можно сколь угодно им предъявлять претензии об отсутствии в эфире “Сектора Газа” или “Гражданской обороны” (хотя буквально пару недель назад, в субботу, в 6 утра, по дороге в аэропорт, услышали в эфире легендарную песню Егора Летова “Все идет по плану”), глупо отрицать, что весь срез отечественной рок-культуры, включая классику и “новых звездочек”, в эфире представлен.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

В одном из коридоров обнаружена легендарная гитара “Gorky Park”. Там, кстати, куда ни глянь, все такое легендарное

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

“Наша Музыка. Наше Радио. Играем то, что нравится” – все же помнят этот и другие джинглы. Вот тут все это дело записывается и обрабатывается.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Сразу видно, что новый офис обживается

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Общие тенденции на рынке радиостанций таковы, что выживать по одиночке очень сложно (единственное исключение, пожалуй, лишь “Серебряный Дождь”), поэтому, как правило, образуются холдинги, которые объединяют под своим крылом сразу несколько радиостанций. Так как затраты на каждую из станций довольно серьезные (одни частоты стоят ого-го), то, к примеру, объединенный офис, единая служба продаж рекламы или же маркетинга и PR, позволяют значительно экономить на издержках.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Любая мелочь, любая деталь – здесь все так или иначе связано с музыкой.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Наверное, сложно представить, что где-то еще есть больше коллекция нашей рок-музыки.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Ну и конечно если рассказывать о “Нашем радио”, то нельзя не упомянуть про фестивали, которые они организовывают. Наверное, не осталось ни одного человека на постсоветском пространстве, которому интересна наша рок-музыка и кто не слышал бы о «Нашествии». Это 3-х дневный фестиваль под открытым небом, в сотне километрах от Москвы, на котором выступают десятки групп с полноценными сетами.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

А это студия совсем молодой станции RU FM, со своим отцом-основателем, продюсером и диджеем в одном лице, знакомым многим интересующимся клубной жизнью – Федей Фоминым.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Департаменту продвижения без дополнительной мотивации сложно приходится. Впрочем, как и везде.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Юрий Юлианыч…

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Гарик Иваныч…

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Стеснительное руководство

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

И еще одна гитара, уже от Евгения Хавтана. Сказали через годик мы увидим целую коллекцию таких гитар. Проверим

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Ну, естественно, после экскурсии по офису, мы не могли не попасть в самое сердце любой радиостанции – комнату, где и рождается эфир.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

В этот день, в эфире “Второй смены”, проходил живой часовой концерт Евгения Маргулиса.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Честно говоря, особыми поклонниками творчества Евгения мы никогда не были, поэтому вдвойне были удивлены, что после ухода из «Машины времени» он реально ловит кайф от музыки, от своих музыкантов, и вообще, от всего, что вокруг. Хотя казалось бы, человек вроде уже все сыграл и повидал столько полных стадионов, что вряд ли его чем-то можно еще поразить.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Пульт Люды Стрельцовой.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Очаровательная Катя Сундукова.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Во время эфира слушатели задавали свои вопросы, некоторые из них были весьма каверзные.

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Вообще, находясь внутри, чувствовали себя на этаком “квартирнике”. Очень легкая и непринужденная атмосфера царила. Еще б бутылочку пивка открыть и… Хотя о чем это мы, там же все типа на работе были

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

“А я болею от радио, радио, радио, радио…”

Час пролетел незаметно, а с ним и наш поход в гости к «Нашему радио». Прям не покидало чувство, что побывали у хороших друзей, которых знаем уже тысячу лет