Как происходи сафари: тебя сажают в открытый автомобиль без окон и крыши и возят по дикой лесной природе или по территории национального парка. Когда по пути попадаются звери, гид глушит машину и дает возможность рассмотреть животных в естественной среде обитания. Выглядит это довольно опасно, особенно когда подъезжаешь к слону, который начинает трубить и нестись в твою сторону. Или сидеть рядом со львом, когда тот в 2-3 метрах, а поблизости ни одного дрессировщика.

Считается, что хищники не воспринимают автомобиль как гипотетическую добычу, и если сидеть тихо, не высовываясь из машины, то все будет хорошо. Устроители сафари, конечно же, гарантируют полную безопасность, но понятие безопасности у африканцев весьма и весьма относительное…

В Ботсване мы посетили водное сафари: нас посадили в лодку с большой палубой, откуда можно было наблюдать за крокодилами. Кроме них на берегах встречались буйволы, жирафы, бегемоты, львы и бородавочники. Но сейчас хотелось больше сосредоточиться именно на устройстве самого сафари:

После водного сафари мы поехали вглубь Ботсваны. Ехали шесть часов на автомобиле от границы Замбии. По дороге были небольшие стоянки, где можно было остановиться и сходить «в кусты». Или – по-африкански,- «в баобабы»:

Затем мы въехали в лес и еще два часа пилили по нему. Африканский лес – довольно скудное и унылое зрелище: одиноко стоящие деревья, немного желтой травы и пара кустиков:

Прозрачность леса еще более подчеркивает сезон засухи, во время которого все деревья сбрасывают листву. Но месяц октябрь для путешествия был выбран нарочно: за голыми ветками лучше видно животных:

В лесу много термитников:

Самих термитов мы не видели – они живут в глубине своего жилища. Гид рассказал, что часто можно увидеть на термитниках львов и разных хищников: они залезают на твердые выступы этих возвышенностей и выискивают своих жертв с высокой точки:

Типичные пейзажи Ботсваны:

В сафари участвовало 8 человек, ездили на таком вот автомобиле. Выходить из него можно было только после того, как гид изучит местность и даст команду. Вообще, от гида зависит многое, в том числе и пресловутая африканская безопасность. Если, например, случайно поставить автомобиль между слоном и слоненком, то это гарантированно приведет к тому, что слон перевернет и растопчет машину:

На сафари мы ездили каждый день по два раза – первый выезд был на рассвете, второй перед закатом. В эти периоды животные активны: хищники охотятся, травоядные едят и убегают от хищников и т.д. Днем наступает жара, и звери мирно спят в тени чахлых кустиков. Мы тоже пытались спать между выездами, но спать при +40 довольно тяжело:

В лесу есть накатанные дороги, по которым мы ездили и искали животных:

Обнаружив представителей африканской фауны, гид глушил мотор. У нас было время посмотреть и поснимать. Поскольку мы были в обычном лесу, а не в национальном парке, можно было съезжать с дороги и продираться через кусты, преследуя льва или леопарда по следам. Часто гид вел автомобиль через девственные заросли, чтобы подобраться к зверям как можно ближе:

Самыми неприятными животными оказались слоны: их, во-первых, было очень много, во-вторых, африканский слон не такой дружелюбный и ручной, как азиатский. Они очень агрессивны и постоянно реагировали на автомобиль с нескрываемой неприязнью:

Поскольку слоны не видят разницы между дорогой и лесом, мы часто упирались в них на своем пути. Приходилось останавливаться и ждать, пока слон уйдет. Слоны смотрели на нас неодобрительно, а несколько раз даже начинали кидаться.

Слон нападает следующим образом: он начинает сильно хлопать ушами, фыркать, трубить и размахивать головой, предупреждая о готовящейся атаке. Идти на него нельзя – столкновения в этом случае точно не избежать, – но и нельзя быстро уезжать, потому что слон понесется вдогонку. А бегает он, как я уже говорил, неплохо.

Приходилась рычать в ответ зажиганием, что пугало животного и оно отступало:

А вот леопарды совсем не страшные, к ним можно было подобраться достаточно близко. Иногда они бросали на нашу компанию недоуменные взгляды, но, как правило, этим все и заканчивалось (найдите леопарда на фотографии):

В Ботсване нас поселили в палатки, разбитые на опушке леса. Никакой ограды вокруг них не было, и всю ночь напролет вокруг нас кто-то хрюкал, рычал, визжал, топал или шуршал. Кроме того, гиды сказали, что покидать палатки ночью опасно: те, кому ну очень надо было выйти, трубили в свисток, призывая сопровождающего.

По программе в Ботсване у нас было запланировано три лагеря, между которыми мы должны были перемещаться на самолетах. Честно говоря, из восьми человек шестеро решили покинуть первый лагерь, не дожидаясь знакомства с остальными двумя:

Скромное устройство наших палаток включало в себя две кровати с бельем. Через молнию в задней стене можно было пройти в «пристройку», где располагались удобства:

Справа душ – ведро с водой, слева туалет – бочка с золой.

Мы провели две ночи в этом лагере, почти никто не спал, все прислушивались к ночным шорохам. Моя спутница просидела две ночи с маникюрными ножницами в руках на случай схватки с леопардами. Причем, стоит заметить, ночевали мы в полной темноте, чтобы не привлекать зверей. Утром рядом с палатками находили следы гиен, бегемотов и леопардов.

На второй день мы поблагодарили наших гидов, сказав, что впечатлений получили достаточно, и заказали самолет:

С самолета еще раз посмотрели на африканский лес:

Узкие полоски, похожие на трещины в сухой земле – это звериные тропы к пересохшему водопою:

А это уже город в Ботсване, откуда мы улетели обратно в ЮАР:

После этого мы полетели в Йоханнесбург и Сансити – местный Лас-Вегас. Продолжу рассказ о сафари:

В последние три дня нашего путешествия мы воссоединились с отважными ребятами, оставшимися в Ботсване, и побывали на еще одном сафари в Крюгер-парке – заповеднике на границе с Мозамбиком. Туда мы прилетели самолетом, и, к слову говоря, все движение по Африке осуществляется в основном по воздуху. Малая авиация сильно развита в стране.

Самолет был небольшой, на шесть посадочных мест:

Но поскольку нас было семеро, я летел в кабине пилота:

В последнем лагере были совсем другие условия. Жили мы в домиках, и хотя ограды вокруг лагеря не было, наличие стен и окон придавали уверенность в безопасности. Это спальня:

Ванная. На улице виднеются душ и персональный бассейн:

Рабочий кабинет с видом на лес. И главное – в домике был кондиционер:

Мы передвигались на автомобиле без крыши, но зато в последнем лагере у нас был рейнджер с ружьем и местный следопыт, который сидел на капоте и выискивал следы зверей:

Как только следы находились, они оба выходили из машины и уходили в лес, оставляя нас одних минут на 15:

След леопарда:

Звери, конечно, везде одинаковы, но на этом сафари процесс наблюдения за ними был более комфортным:

Иногда, как и в Ботсване, мы пробирались через кусты – рейнджер доставал мачете и рубил дорогу в зарослях:

Один раз мы гнались за львом и наскочили на камень. Рядом оказалась еще одна машина и нас благополучно вытолкали на дорогу:

Пейзаж в ЮАР отличался от того, что мы видели в Ботсване:

Здесь мы увидели всю большую африканскую пятерку: слона, носорога, буйвола, льва и леопарда:

Один раз нам даже разрешили вылезти из машины, в нарушение всем норм безопасности, и снять бегемотов с нижней точки.

А это погоня за молодым львом. Он зашел на чужую территорию, за что три взрослых местных самца решили его убить. Молодой лев был уже порядком помятый и исцарапанный: он бежал первым, за ним трое других и следом мы на машине.

В один из вечеров нам подготовили «рояль в кустах» – внезапный уголок цивилизации и африканского гостеприимства. Обязательный компонент такого стола – джин с тоником, который по легенде считается противоядием от малярии: